Экологический расизм: права, на которые у нас нет прав.
Устойчивое развитие
624

Экологические проблемы до сих пор не интересуют многих из нас лишь по одной причине - мы не ощущали на себе их последствия. Но если мы обратимся к историям тех, кто сталкивается с последствиями антропогенного воздействия постоянно, то придем к простому заключению: у экологических проблем нет региональных и государственных границ, поэтому рано или поздно они коснутся каждого из нас.

Экорасизм - это экологическая несправедливость по отношению к определенным слоям населения в расовом и экологическом контекстах.

Понятие "экологический расизм" появилось в истории в 1982 году, когда Бенджамин Чавис, исполнительный директор Комиссии по расовому правосудию объединенной церкви Христа, привлек внимание общественности к вопросу сброса опасных отходов в неблагополучных и бедных районах Северной Каролины. В те времена активисты Бенджамин Чавис и Роберт Буллард, борющиеся за гражданские права, указывали на институционализированный расизм, вытекающий из политики правительства и корпораций, которая привела к экологическому расизму. Они же определили основные факторы, влияющие на проявление экорасизма:

  • низкий социально-экономический статус жителей, 
  • отсутствие политической мобильности,
  • исключение людей разных рас из числа лидеров в экологических и политических организациях.

Признание такой проблемы как экологический расизм привело к появлению общественного движения за экологическое правосудие, которое началось в США в 70-х - 80-х годах. Хотя экологический расизм исторически был связан с движением за экологическое правосудие, на протяжении многих лет этот термин все больше отделялся от движения за экологическое правосудие. И хотя этот термин зародился в Америке, проявлялся он по всему миру и сейчас происходит на международном уровне. Основными моделями проявления экорасизма являются:

  • воздействие опасных отходов,
  • воздействие стихийных бедствий,
  • отсутствие доступа к качественной питьевой воде и продуктам питания,
  • воздействие климатических изменений.

Факты и цифры из статистики ООН по целям устойчивого развития подтверждают проявление экорасизма и в наши дни:

  • подавляющее большинство людей, живущих на сумму менее 1,90 доллара в день, приходится на два региона — Южную Азию и страны Африки к югу от Сахары,
  • в мире 1,4 миллиарда человек не имеют доступа к электричеству, большинство из них проживает в сельских районах развивающихся стран. Энергетическая бедность во многих регионах мира является главным препятствием для сокращения масштабов голода и производства достаточного количества продовольствия для удовлетворения будущего спроса,
  • 3 из 10 жителей планеты не имеют доступа к безопасным управляемым источникам питьевой воды, а 6 из 10 не имеют доступа к услугам санитарии,
  • данные из развивающихся стран показывают, что у детей из квинтиля наименее обеспеченных семей вероятность дожить до пяти лет до сих пор в три раза ниже, чем у детей в верхних квинтилях.

Экологическая незащищенность и подверженность экорасизму заключается в том, что маргинализированные сообщества, которые не имеют социально-экономических и политических средств противодействия крупным корпорациям, подвергаются риску экологически расистской практики, которая наносит ущерб моральному и физическому здоровью, а порой и губительна для людей. Высокий экономический статус и сильное политическое влияние являются решающими факторами при рассмотрении экологических проблем, поскольку они определяют среду обитания человека. Люди, которые не имеют таких привилегий, обычно страдают от антропогенного воздействия больше.



Реальные кейсы из истории показывают, насколько эта проблема существенна, но не предана общественной огласке:

Алтгелд Гарденс в Чикаго, штат Иллинойс

Алтгелд Гарденс — это общественное жилищное сообщество площадью 6000 единиц, расположенное в южном Чикаго, которое было построено в 1945 году на заброшенной свалке для размещения возвращающихся афроамериканских ветеранов Второй мировой войны. Окруженный 53 токсичными объектами и 90% городских свалок, район Альтгельд Гарденс стал известен как "токсичный пончик". В этом районе 90% населения составляют афроамериканцы, 65% из которых живут за чертой бедности. Известные загрязнители, влияющие на территорию района включают ртуть, газообразный аммиак, свинец, дихлордифенилтрихлорэтан (ДДТ), полихлорированные дифенилы (ПХД), полициклические ароматические углеводороды (ПАУ), тяжелые металлы и ксилол.

Амстердам, Нидерланды

В Нидерландах в 2017 году велась кампания против расизма в отношении доставки грязного дизельного топлива из Амстердама и Роттердамской гавани в Африку В дизеле содержалось в 100 раз больше серы, чем разрешено европейским законодательством. Он был отправлен в африканские страны, где жизнь менее защищена, а загрязнение менее регулируемо.

Гуйюй, Китай

По оценкам, с середины 1990-х годов до примерно 2001 года от 50 до 80% электроники, собираемой для переработки в западной части США, экспортировалось для демонтажа за границу, преимущественно в Китай и Юго-Восточную Азию. Эта переработка лома является довольно прибыльной из-за большого количества рабочей силы, дешевизны выполняемой работы и слабых природоохранных законов. Гуйюй является одним из крупнейших мест по переработке электронных отходов, где вблизи берегов рек возвышаются кучи выброшенных компьютерных компонентов, и такие соединения, как кадмий, медь, свинец. В пробах воды, взятых в 2001 году из реки Лянцзян, содержание свинца в 190 раз превышало нормы безопасности ВОЗ. Несмотря на загрязненную питьевую воду, жители продолжают использовать загрязненную воду из-за дороговизны питьевой воды. По последним данным, около 80 процентов детей в центре электронных отходов города Гуйюй, Китай, страдают от отравления свинцом.

Бхопал, Индия

Компания Union Carbide India Limited, расположенная в Бхопале, в основном производила химический метилизоцианат, используемый для производства пестицидов. 3 декабря 1984 года пятно метилизоцианата утекло в результате смешивания токсичного химического вещества с водой на заводе в Бхопале. Приблизительно 520 000 человек подверглись воздействию токсичного химиката сразу же после утечки. В течение первых 3 дней после утечки около 8000 человек, живущих в непосредственной близости от завода, умерли от воздействия метилизоцианата.


Новоуральск, Россия

В ноябре 2019 г. в петербургский порт прибыло судно с 600 тоннами гексафторида урана из Германии - это была транспортная операция в рамках коммерческой сделки между топливной компанией ТВЭЛ (предприятие Росатома) и компанией URENCO (Германия, Великобритания и Нидерланды). Ввозили обедненный гексафторид урана (ОГФУ). Пункт назначения - Свердловская область, Новоуральск. По данным немецкой прессы, с мая по октябрь 2019 года из города Гронау (ФРГ) на АО "Уральский электрохимический комбинат" в Новоуральске (Свердловская область) уже было отправлено шесть железнодорожных составов по 600 тонн, то есть около 3600 тонн ОГФУ. По данным минздрава, основная причина смертности в Новоуральске - сердечно-сосудистые заболевания. На втором месте - онкология (около 18,3% смертей).

В ответ на случаи экологического расизма организации и кампании стали уделять больше внимания экологическому расизму при разработке политики и подчеркивают важность участия меньшинств в разработке политики.

В свою очередь активисты, решая эту глобальную проблему, обращаются к различным социальным сетям, чтобы повысить осведомленность граждан и призвать к действиям. Мобилизация и коммуникация между массовыми движениями, где встречаются расовый и экологический дисбаланс, доказали свою эффективность. Это тот случай, когда социальные сети позволяют облегчить разговор о проблемах социальной справедливости не только в Интернете, но и в реальной жизни между активистами со всего мира и представителями корпораций и политических ведомств.

Сейчас каждый из нас может узнать подробнее о каждом случае социально-экологической несправедливости на сайте Global Atlas of Environmental Justice. EJA - это атлас экологической справедливости, который документирует и каталогизирует социальные конфликты вокруг экологических проблем. Атлас EJ собирает истории общин, борющихся за экологическую справедливость со всего мира. Она направлена на то, чтобы сделать эту мобилизацию более заметной, подчеркнуть претензии и свидетельства и обосновать истинную корпоративную и государственную ответственность за несправедливость, причиненную их деятельностью. Он также пытается служить виртуальным пространством для тех, кто работает над вопросами EJ, чтобы получить информацию, найти другие группы, работающие над смежными вопросами, и повысить видимость экологических конфликтов.

Подписаться